Collaboration with Yann Gross (CH)
The veil of fog (khmar’), suddenly wrapping the Russky island and making any, even the closest, prospect totally indistinguishable, metaphorically illustrates the last decades of this territory functioning. Earlier just one boundless military base, this land was in desolation, decay and even transport blockade after majority of servicemen left it in the 90s, it was brought back to life by political gesture before the APEC summit in 2012, held in Vladivostok. However, the indefiniteness and futility of promises issued by officials on the eve of the summit and after it should not discourage, in this case the Russky island with all high expectations of it’s development is only a miniature of the political and economic processes of a large country. A cinema studio, a gambling zone, an amusement and safari parks, an opera and ballet theatre, an increase in the population from 2 to 100 thousand by 2018 - the number of the advances the island had been issued is amazing. Geographically, the end of the asphalt road clearly divides Russky into an area that has been equipped by political will by 2012 and the rest of the territory, where several former military settlements are located. Each of these parts remains a mystery for another. The disparity and incompatibility of the two microcosms of the island show the difference between the infrastructure artificially expanded from the continent with the construction of a bridge and a culture of «do it yourself», when in the absence of balanced decisions of the authorities the island settlers are forced to rely only on themselves, overcoming the consequences of forced gentrification.
2017
Supported by Pro Helvetia Russia

Совместный проект с швейцарским фотографом Янном Гроссом
Пелена тумана (хмарь), в одно мгновение окутывающая остров Русский и делающая любую, даже ближайшую, перспективу абсолютно неразличимой, метафорически иллюстрирует последние десятилетия существования этой территории. Одна большая военная база еще в недавнем прошлом, эта земля была в запустении, увядании и даже транспортной блокаде после того, как большинство военнослужащих покинуло ее в 90-ых; в дальнейшем- возвращена к жизни политической волей к саммиту АТЭС 2012 г., состоявшемуся во Владивостоке. Как бы то ни было, неопределенность и несбыточность обещаний, выданных официальными лицами накануне саммита и после него не должны обескураживать, в этом случае Русский остров со всеми своими большими ожиданиями развития всего лишь миниатюра политических и экономических процессов большой страны. Киностудия, игорная зона, парк развлечений и сафари-парк, театр оперы и балета, увеличение населения с 2 до 100 тысяч человек к 2018 году- количество авансов, выданных острову, впечатляет. Географически, конец асфальтовой дороги четко делит Русский на территорию, оборудованную политическим решением к 2012 г. и остальную часть, на которой все еще сохранилось несколько бывших военных поселков. Каждая из этих частей остается тайной друг для друга. Неравенство и несовместимость этих двух миров острова демонстрируют разницу между инфраструктурой, искусственно завезенной с континента вместе со строительством моста и культурой «do it yourself», когда в отсутствие взвешенных решений властей жители острова вынуждены полагаться только на себя, преодолевая последствия форсированной джентрификации.
2017
При содействии Pro Helvetia Russia